Интервью с авторами, часть 2

Публикуем продолжение интервью с авторами, чьи произведения попали в логн-лист конкурса «Новая детская книга» XI сезона (2020 год).

Знакомьтесь:

Елена Онюшкина, художник

В 2006 году я закончила МГОУ, учитель рисования. Вообще я шла учиться рисовать пейзажи, мне хотелось, чтобы как у великих, посмотришь, и тебя уносит вовнутрь, ты чувствуешь целую гамму всего. Но с пейзажами тогда не сложилось, надо это признать. Закончила с красным дипломом – и надолго рисовать перестала. Я не понимала, зачем, казалось то, что я рисую, не цепляет эмоционально. Работала в дизайне полиграфии, пробовала шить корсеты, делала авторских кукол…

Потом у меня появилась дочка, и я накупила ей прекрасных книг, и вот тогда- то и стало понятно, что я обязательно должна попробовать рисовать волшебное, иллюстрации! Тогда я нарисовала на стенах ее комнаты гигантские деревья, чтобы она сразу была в сказке. Обложилась несколькими книгами с любимыми тогда иллюстрациями и рисовала, пока она спит. Это заняло месяц, там трехметровые потолки. А потом купила себе акварельные карандаши. С тех пор несколько лет я плотно рисую, успела порисовать для журнала Семейное образование, проиллюстрировала несколько книг. И, кажется, на этот раз я нащупала нужную мне ниточку, то, как добраться до эмоций зрителя. Читателя то есть, речь же про книги.

Педагогическое образование тоже пригодилось, сейчас я очень заряжаюсь от занятий с детьми и многое у них подсматриваю для своих иллюстраций, неисчерпаемый абсолютно источник.

ВОПРОС 1:

Это ваше первое участие в конкурсе «Новая Детская Книга»?

Да, это мое первое участие. Когда три года назад подруга показала мне объявление о конкурсе, я не думала, что могу нарисовать что-то достойное, и точно знала, что не успею. Следующие два года я с интересом и легким сожалением смотрела, как НДК просто проходит мимо. Понимала, что снова обнаружила его приближение слишком поздно, но наверно это неспроста. Тогда я не чувствовала внутренней решимости участвовать, присматривалась, пыталась оценить свой уровень. Дурацкое это дело, на самом деле, в какой-то момент надо просто пробовать и все.

В этом году я была готова и ждала) Наконец-то вовремя поймала момент, когда надо начинать рисовать, и успела даже больше, чем собиралась. Ужасно довольна уже самим этим фактом!

ВОПРОС 2:

Задумка вашей истории/иллюстрации — это вспышка, некое озарение или продуманный план с интересными сюжетными ходами?

Задумка иллюстраций, которые попали в лонглист – это сразу и вспышка, и что-то давно выношенное. Сначала я нарисовала иллюстрации к сказке «Лисичка со скалочкой», увидела, что остается время, и собралась рисовать Алису. Потом решила, что Алису и так многие нарисуют, она же очень популярна у иллюстраторов, и пошла перебирать список произведений дальше. Подумала про стихи. Начала просматривать стихи разных авторов, откладывала себе что-то, а потом меня осенило! Ирина Токмакова же! У меня в детстве была книжка-малышка «Где спит рыбка». Я ее очень-очень любила из-за стихов и картинок. От картинок отрываться не хотелось. Там вроде бы было все обычное, но точно происходило волшебство, я глаз не могла оторвать. Сова, девочка среди высоких трав, в речке отражается небо… Когда мама мне маленькой ее читала, мне становилось волшебно до мурашек. Одна из самых нежно любимых книжек. И стихи очень мои, я их чувствую.
В общем я сразу поняла, что вот они, те тексты, которые сами меня зовут, а я чуть не упустила возможность! Я ведь нашла ту книжку уже когда иллюстрировала сама, и мне ужасно хотелось нарисовать волшебство и мурашки тоже, попробовать своими руками добыть то ощущение из своего детства.

Цвета у меня, конечно, другие, не знаю точно, получились ли мурашки, но пока я рисовала, вокруг стихов сложилась волшебная история про девочку, ее маму и лес с рекой.

Придумывать и продумывать ходы мне всегда интересно. Смотреть, как все части состыкуются и начинают работать вместе, собирать композицию – это всегда отдельное удовольствие.

А Алису я все равно нарисовала и отправила, потому что прием заявок продлили. С ней я оказалась среди тех, кто отправил свою заявку в последние часы приема)))

ВОПРОС 3:

Кто вдохновлял вас на эту работу и трудно ли было совмещать работу, домашние дела и такое серьёзное дело, как написание книги/подготовка конкурсного рисунка?

Когда я в этом году обнаружила, что пора начинать рисовать к конкурсу, я уже некоторое время ездила к другу и мы рисовали вместе, так гораздо проще. Он рисует свое, я свое, мы радуемся, когда у другого получается как-то особенно хорошо, можем вместе искать какие-то обучающие материалы, искать референсы и просто вдохновляющие работы других художников, делиться сомнениями, обсуждать, спорить о ракурсах, искать композицию. Я так смогла выбраться из выгорания и долгой паузы в рисовании. Мне всегда такого не хватало, с института еще, а тут все сложилось , и я смогла два-три дня в неделю рисовать в компании – и как раз без моих домашних дел. Хотя когда я активно рисовала дома, мне дела как раз не мешали, я про них просто забывала. Домочадцы страдали и возмущались. А куда деваться, мать художник, ее сначала вдохновение накрыло, потом дедлайн, все идут готовить и убираться сами)

Но рисовать с другим рисующим человеком оказалось идеально. Потом начался карантин, но мы продолжили рисовать в Зуме, не совсем то, но тоже неплохо было, к тому же оказалось что так даже больше возможностей позвать в компанию людей, которые поддерживают и вдохновляют. С кем-то мы рисовали вместе, кто-то просто наблюдал, как я рисую, их можно было спросить, не наделала ли я ошибок, когда у меня замыливался глаз. Друзья те в основном художники или фотографы, я готова к ним прислушиваться. И я очень им благодарна, их вклад большой и ценный для меня.

Работа у меня тоже в основном про рисование. Я рисую с детьми, и у них часто можно подсмотреть интересные ходы, к тому же они очень сильно заряжают своей энергией. Однажды мы с детьми рисовали книжки, а после их печатали. Устроили свой собственный маленький издательский дом на коленке. Я тогда как раз иллюстрировала одну из книжек, делать это вместе с ними было неожиданно плодотворно и очень интересно!

ВОПРОС 4:

Есть мнение, что после серьёзного экзамена человек ощущает не только эйфорию, но и некоторое опустошение. Как будут трансформироваться эмоции, переполняющие вас сейчас? Что сейчас делать, как вы думаете? Идти дальше или наслаждаться уже достигнутым? Ведь для писателя/иллюстратора такая оценка — просто счастье!

Вообще меня не пугает временное опустошение, оно нормально, кажется это время чтобы выдохнуть, отпустить волнение, ощутить свое достижение, признать самой для себя, что это не только окружающие говорят, что я чего-то достигла, но и я сама изнутри это чувствую. И вот после этого довольно быстро начинает хотеться что-то делать, задач-то впереди еще много. А тут как будто подтверждение, что я с ними справлюсь! Хочется скорее бежать и пробовать.

Наверно я могла бы почувствовать опустошение, оказавшись в шорт-листе: раз уж меня выбрали в лонг, дальше можно совсем сильно волноваться и от этого волнения отходить)) Сейчас я опустошения не чувствую, моя эйфория быстро переросла в желание рисовать еще, у меня прилив энергии, больше веры в свои силы. Я вдохновение и азарт чувствую! Так что я определенно буду идти дальше, наслаждаясь уже достигнутым, я же и достигала этого для того, чтобы идти дальше.

То, что я в лонглисте — это определенно повод для праздника, я этому так рада! И до сих пор укладываю это в себе. Уложу окончательно и куплю себе цветов. Здоровенных пахучих пионов. Мне сначала не верилось, не могла прочувствовать, рассказывала всем — и вот когда меня поздравляли и за меня радовались, потихоньку поверила что да, меня и правда выбрали. И вот это ощущение я обязательно буду праздновать, мне важно такие вещи именно праздновать и складывать потом в условный ящичек с радостями и достижениями. Чтобы когда будет упадок сил, достать это ощущение и от него подзарядиться.

ВОПРОС 5:

У некоторых авторов/иллюстраторов есть такая проблема: они работают как бы в вакууме. Окружение часто не то что «не поддерживает», а просто «относится с пониманием». В таких условиях автор не знает, насколько ценна его рукопись, нужна ли она вообще людям? Что Вы посоветуете тем, кто не прошел в лонг?

Да, мне эта проблема знакома тоже очень хорошо, у меня раньше так было. Бывший муж именно что «относился с пониманием», он за меня радовался, когда радовалась я, когда меня звали иллюстрировать, но того объема поддержки, который был мне необходим, я получить не могла. Тут ничего нельзя было поделать, просто это не его. Думаю, он и рад был бы меня поддержать, но как уж получалось. Зато он меня вкусно кормил, когда я уходила в рисование и не готовила)

И все же это действительно сложно, когда важные люди не могут откликнуться. Я пользовалась соцсетями, выкладывала кусочки сделанных работ, процессы, и там всегда находились люди, которым это нравилось, находились коллеги-иллюстраторы, которые тоже поддерживали, мне это давало очень много. Когда были проекты, которые нельзя сразу показывать в соцсетях, показывала друзьям, которым доверяю. Без внешней поддержки и отклика я не смогла бы, мне бывает довольно сложно себя изнутри оценивать и поддерживать, и совсем уж не понятно без проверки, есть ли на то, что я рисую, отклик у людей и какой он. Я однажды рисовала злодея, а у меня всегда все добрыми выглядят, без отклика друзей я бы наверно и не смогла бы сделать его хоть немного сердитым. А я рисую как раз ради этого отклика, мне важно, чтобы иллюстрации эмоционально вовлекали в книгу.

Так что я бы посоветовала искать поддержку. Везде, где это возможно: среди друзей, в соцсетях, во всех местах, в которых могут найтись «ваши» люди. Они обязательно найдутся, если еще не нашлись. Поддержка — это очень важно, и чтобы продолжать, когда кажется, что что-то не получилось, и чтобы разделять радости. И развитие с поддержкой идет быстрее, чем без нее.

А еще учиться быть поддержкой себе, утешать и подбадривать себя. Хвалить себя, «особенно сосредотачиваясь на прогрессе в тех областях, которые как раз хотелось бы улучшить», как говорит мой психолог. Это работает, я проверяла)
И обязательно пробовать.

2+